Gundam 00 Innovades

Объявление

 
----
 
----
 

 


AEU

Челнок дипломатической миссии ООН, направлявшийся к колонии орбитального лифта AEU, подвергся массированной атаке со стороны неизвестной группировки. На его борту в составе делегации находилась посол мира и принцесса Азадистана Марина Исмаил.
В завязавшемся сражении участвовали на стороне Новой Федерации два мобилсьюта и флагманский корабль Селестиал Бин Птолемео, но по необъяснимой причине сообщение от Веда о готовящемся теракте поступило слишком поздно.
Серьёзно разрушено внешнее энергетическое кольцо колонии, челнок ООН уничтожен. В AEU объявлен траур по погибшим. Ведётся восстановление орбитальной станции.

HRL

Union

PLANT


Недостроенная колония Лагранж 1
Последнее сражение близ орбитального лифта AEU флагмана Птолемео привело его к почти полной потере способности продолжать свои миссии. Команда уже три недели прикладывается все усилия, что бы починить корабль и повреждённые мобилсьюты, но они слишком значительны.
Йан Вашти, окончательно убеждённый в бесперспективности ремонта, собирается поговорить с Сумераги Ли Норьега, его предложение довольно рискованно...
Сетсуна Ф. Сейей, пытаясь хоть чем-то быть полезным в сложившихся обстоятельствах, проникает в бортовой терминал Веда в надежде найти решение проблем, но всё повернулось для него крайне неожиданно.
Внутри он сталкивается с проекцией личности инновэдо Риджене Режетта...
  
 
prologue geroi rules veda
 
----

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gundam 00 Innovades » Штабквартира » Военный госпиталь


Военный госпиталь

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Госпиталь на орбитальной станции Европейского орбитального лифта.

0

2

Бездонная темнота космоса, нарушаемая лишь редкими бликами далеких звезд, и невесомость. Сплошное ничто: не разобрать, где низ, а где верх. Дрейф в пространстве, словно по течению реки, но в неизвестном направлении, без конца и без начала, полная дезориентация — настоящий ад наяву. Дикая боль во всем теле и могильный холод.
Никто не придет, никто не спасёт.
И, тем не менее, она не одна. Сквозь  вакуумную пустоту видны золотистые, переливчатые глаза — Веда, момент подключения. Их здесь нет, но они наблюдают за ней.
В душу закрадывается панический ужас.
Кто это? Что ему нужно?  Ждёт её смерти?
В ушах раздаётся жуткий смех.
Каждый раз она просыпалась в холодном поту. Эта ночь не была исключением из правил. Если тело восстановили при помощи регенерационной медицины (правда остались жуткие шрамы, на которые она побаивалась смотреть), то лекарства от ночных кошмаров ещё не придумали, равно как и от душевной пустоты.
Всё, что она помнила, когда впервые пришла в себя неделю назад — это больничная палата, незнакомые лица, голоса и запахи. Больше у неё не было ничего в этой жизни, даже имени.
Врач говорил, что это пройдет со временем, может быть. А может и нет… Её диссоциированная амнезия вовсе не результат травмы, а сильного стресса. Каждый день были странные тесты и долгие непонятные научные объяснения, из которых она поняла, что с головой у неё явно не всё в порядке, в мозгу выявлены какие-то аномалии и в этом месте она пробудет ещё долго. Из этих фрагментов и складывалась её недолгая повседневная жизнь.

Однако была и другая жизнь, которая начиналась ночью и сплошь состояла из кошмаров, настолько реалистичных, что  порой она путала их с действительностью. Каждую ночь непроглядная космическая бездна и страх.
Моменты из прошлого? Вполне возможно. Медсестра, которая обычно ухаживала за ней первые дни, рассказала, что её дрейфующую в космосе подобрал экипаж грузового судна, направляющегося на  Землю. Они и доставили  её в центр регенерационной медицины. Неизвестно, сколько она пробыла в вакууме, поскольку кислородный запас костюма практически иссяк. Поэтому психолог и не находил ничего странного в её кошмарах. Для доктора Эванс это была стандартная реакция на стресс.
Но ужас космической пустоши был не единственным сном, который заставлял её просыпаться со слезами на глазах. Был ещё один, намного более яркий и образный.
Яркий алый фейерверк GN-частиц, пронизывающий ночную тишину леса звук взрыва, огненные языки, летящие ей навстречу золотистыми блестками. Прекрасное и одновременно жуткое зрелище.
Каждый раз она просыпалась в слезах, толком не зная, что же произошло на самом деле, но отчего-то было больно.

Она посмотрела в окно. Светало, часы показывали 4:45. Уже не ночь, но ещё и не утро, до прихода врача ещё несколько часов, а ей уже не уснуть.
Есть время подумать, а обдумать нужно многое.

Отредактировано Nena Trinity (Fri-06-10 18:17:08)

0

3

Каждодневный осмотр – обязательная часть врачебной практики.
Хоть у молодого доктора и не было большого опыта в этом деле, исполнял он свои обязанности с должным усердием. Изучать всё пришлось в темпе и, не смотря на то, что он и был усидчив, страх ошибки всё ещё оставался.
Когда он заходит в палату настенные часы показывают 7.15.

Идеально гладкое, блестящее покрытие пола отражает немногочисленные предметы обстановки: койка, прикроватная тумбочка, табуретка, система жизнеобеспечения и встроенный в стену платяной шкаф. На тумбочке стеклянная ваза и цветы, стакан с водой. Просто и утилитарно. Так в каждом закрытом боксе.  Некоторые лежат здесь уже по полгода, возможно, есть и те, кто дольше.

В комнате стоит приятный запах, никаких чистящих средств, скорее какой-то слабый ароматизатор.
Простыня сбита в складки – сон был неспокойным, пациент ворочался.
Доктор заворачивает край простыни и садится на матрац, улыбается приветливо:
- Доброе утро.

Перед его глазами молодая, но истощенная девушка. Беглого взгляда хватило, чтобы увидеть сквозящую тоску и отчаяние за стеклянными глазами. Стало не по себе и сразу же захотелось перевести внимание в другое место.
Опустив голову на грудь, достаёт из кармана халата стетоскоп, вставляет металлические дужки в уши, беря пальцами оливу.
- Я бы хотел вас послушать.

0

4

Нужно покинуть это место. У неё  совершенно не  было желания влачить жалкое существование в этих стенах, в качестве подопытного кролика, с ежедневными тестами, порой очень болезненными. Она не привыкла, чтобы за ней наблюдали и сомневалась, что задержится в госпитале надолго — не дольше, чем пройдёт слабость. Что-то ей подсказывало, что не для такой жизни она рождена. От одной только мысли о свободе кровь прилила к вискам. Но для этого нужны воспоминания, а преодолеть этот невидимый барьер, отделяющий её прошлое от настоящего, она пока была не в силах. Её память была словно чистый белый лист, на котором ещё предстояло написать поэму её жизни. И совершенно не хотелось, чтобы она была написана в этих белых, таких скучных стенах. Но куда можно пойти, не зная о себе совершенно ничего, даже имени? Как она не силилась вспомнить хоть что-нибудь из своей прошлой жизни, так ничего и не вышло. Мир утратил краски, всё казалось серым и чужим, а сердце требовало действий.

Она встала и подошла к стене. Глянцевая поверхность пластика запросто могла послужить зеркалом. Сколько раз она изучала своё отражение, пытаясь привыкнуть к этому, казавшимся совершенно незнакомым лицу, отыскать хоть какой-то намек на то, кем она была до этого. Однако всё было напрасно. Только неестественно золотистые глаза очень напоминали те, которые она видела во сне, и это только раздражало её. Убедившись, что очередная попытка что-нибудь вспомнить провалилась, она зло пнула стену кулаком. В душу закралось уже знакомое паническое ощущение страха и жуткого одиночества. Неужели так и дальше будет продолжаться?  Она поспешила вернуться в постель и забыться тревожным сном. И снова чернота космоса...
— Доброе утро.
Из пучины сна её вырвал голос доктора, отчего-то показавшийся ей смутно знакомым. Настало время осмотра. Несмотря на нелюбовь к визитам врачей, в данный момент она была  благодарна ему за то, что её разбудили.

Она открыла глаза и осмотрелась. Этот врач пришел к ней впервые, но почему-то его лицо показалось ей знакомым. Симпатичное открытое лицо, на котором играла милая улыбка, спортивное телосложение с военной выправкой, свойственной отнюдь не врачу, аккуратные неуверенные движения — совсем новичок.

Где-то на краю сознания поселилась уверенность в том, что она его уже видела раньше. Такого с ней ещё  не случалось: то ли память наконец шевельнулась, то ли женская интуиция сыграла с ней злую шутку. Стетоскоп мешал прочесть табличку с именем у него на груди.

Доброе утро —  она улыбнулась, похоже, это место не так уж плохо, если тут имеются такие доктора.
— Я бы хотел вас послушать.
При воспоминании о шрамах, улыбка тут же исчезла с её лица, . Однако какое ему до этого дело — он просто врач и должен быть привычен к таким зрелищам.
— Ну разумеется, если не испугаетесь.
Она было начала раздеваться, но оголив плечо, остановилась.
— А раздеваться обязательно?
Сердце дико колотилось. Только сейчас она обратила внимание на то, что у врача были разные глаза, и правый глаз был такой же золотистый как у неё. Она в панике забилась в угол.
— Кто ты? Не подходи ко мне.

Отредактировано Nena Trinity (Thu-08-10 02:53:52)

0

5

Сердце билось чаще обычного, что могло вызвать такой прилив адреналина?
Это обычный осмотр, он уже проводил подобные. Но с этой девушкой что-то не так. И то, как она вглядывается в черты его лица, силясь вспомнить что-то?
Рыжие волосы, золотые глаза… золотые? Не очень распространенный цвет, что уж и говорить, но шанс того, что они виделись где-то, кроме этого госпиталя близится к нулю, к тому же, сейчас это не имеет значения.
Короткая улыбка ненадолго озарила ее лицо, затем с её лица стёрлась эта эмоция и оно перестало отражать что-либо.
— А раздеваться обязательно?
— Достаточно расстегнуть рубашку на пару пуговиц, мне нужен доступ только к сердцу.
Алле наклонил корпус тела вперёд, уже приготовившись прослушивать сердцебиение, как вдруг глаза девушки расширились в страхе и она отодвинулась в угол, стараясь вжаться в стену.
—  Кто ты? Не подходи ко мне!
Аллелуйя вздрогнул, в её карте не было сказано о таких приступах, всё то время, пока она наблюдалась – была спокойной, даже слишком.
Возможно дело в нём самом?
“- Так, главное сейчас успокоиться. Как там учат дышать? Глубоко и животом? Боже, ну что за ерунда? Она просто пережила стресс, твоя задача её расслабить”
Сделав глубокий вдох и вернув на свои губы полуулыбку, он продолжил говорить ровным и тихим голосом:
— Меня зовут Аллелуйя Хаптизм, с этого дня я ваш лечащий врач.
Вновь посмотрев на её изумлённое лицо, он добавил:
— У меня гетерохромия, с ней родился. Да, явление довольно редкое, но вот так мне повезло. Но если так вам будет спокойнее…
Тряхнув головой так, чтобы челка легла на правый глаз, закрыв его, молодой доктор продолжил смотреть на пациентку с легкой улыбкой.
“- Только бы сработало.”

Отредактировано Allelujah Haptism (Wed-08-10 17:09:00)

0

6

Она внимательно наблюдала за поведением врача, стараясь подметить хоть какие-то особенности.

— Меня зовут Аллелуйя Хаптизм, с этого дня я ваш лечащий врач

Алле-луйя Хап-тизм — медленно повторила она вслух словно желая убедиться в чем-то — Странное имя.
Она попыталась расслабиться. Это имя ей не о чем не говорило. Может ей просто показалось? Но сомнения  остались, и только укрепились после того, как он прикрыл волнующий её глаз.
Перед глазами всплыл мимолётный образ и также быстро исчез. Вместе с ним появилось совершенно новое ощущение, слабая надежда на то, что память со временем вернется. Всё-таки она не ошибалась — она действительно встречала этого человека в прошлом. Она не запомнила подробностей. Врядли можно что-то запомнить за столь короткое мгновение. Однако кое-что  всё же она запомнила четко. ТОгда у него была такая же прическа — длинная челка, специально зачесанная на один глаз, но на нем был не больничный халат, а пилотская форма. Она не знала, откуда ей известны такие познания — просто знала и всё.
—  Оранжевая форма... — озвучила она свою мысль и посмотрела на мужчину в упор.

— Мы раньше точно не встречались? Вы много знаете людей с золотистыми глазами?

Отредактировано Nena Trinity (Fri-08-10 03:11:15)

0

7

— Мы раньше точно не встречались? Вы много знаете людей с золотистыми глазами?

На протяжении нескольких секунд, Аллелуйя, не мигая смотрел ей в глаза, затем отвёл взгляд на стетоскоп, дунул на оливу в своей руке и принялся протирать её краем халата. Не поднимая глаз он продолжил говорить:

- Нет, я не думаю, что мы когда-либо встречались. Возможно, вы спутали меня с кем-то; всё же каким нужно быть крепким человеком, чтобы пережить то, что с вами произошло...
- Последнее предложение он, можно сказать, уже пробубнил, затем поднял на пациентку глаза и продолжил с мягкой улыбкой на губах:

- Может быть, вы позволите мне осуществить осмотр? Я бы не хотел выбиваться из плана.
К тому моменту Аллелуйя уже успел успокоиться, но ещё один её каверзный вопрос и контролировать своё волнение он сможет едва ли.

Отредактировано Allelujah Haptism (Thu-08-10 21:19:57)

0

8

- Нет, я не думаю, что мы когда-либо встречались. Возможно, вы спутали меня с кем-то; всё же каким нужно быть крепким человеком, чтобы пережить то, что с вами произошло...
Девушка пожала плечами и задумалась о чем-то своём. Сложно доверять самой себе когда и себя-то толком не знаешь. Однако вряд ли найдется кто-то ещё, точно также зачесывающий волосы на одну сторону. Его лицо она запомнила четко, а значит, либо он её действительно не помнит, что тоже вероятно, либо не хочет признаваться. Вполне возможно, что они виделись мельком, и он просто её не запомнил. Она была разочарована, очередная ниточка, ведущая к воспоминаниям, оборвалась. Она сникла и подобрала ноги под себя.
— Я не знаю, что я пережила, у меня диссоциативная амнезия. Я забыла всё в результате стресса, так что не такая уж я и крепкая. — она попыталась улыбнуться. Вышло как-то криво. — Все мои воспоминания состоят из ночных кошмаров, но Вы ведь доктор, Вам известно, что это нормально. Мою личность за всё это время до сих пор так и не установили. Я знаю, что меня так и называют «Неизвестной из 5-той палаты». Такое впечатление, что меня никогда и вовсе не существовало, но я-то есть. И имя у меня было, только я его забыла. И семья, как мне кажется, была. Иногда, когда я вижу сны, мне становится очень тоскливо. Есть что-то важное, что я должна помнить, но не могу.

Как это ни странно, после потока мыслей на душе стало легче. Может потому что доктор был молодой, и в нём ещё не было  той строгой, официальной сухости, свойственной всем врачам, которые её посещали, а может — его сходство с образом из прошлого. Как бы там ни было, его милая улыбка действовала успокаивающе. Однако от взгляда не скрылось некоторая нервозность в его движениях. Должно быть, она сказала слишком много.

— Может быть, вы позволите мне осуществить осмотр? Я бы не хотел выбиваться из плана.

Она утвердительно кивнула и послушно расстегнула верхнюю пуговицу.
— Надеюсь, это не последний Ваш визит в эту палату.
Хотела было ещё что-то добавить, но передумала.
— Ты очень милый.
Ответом ей была лишь чернота собственных мыслей

Отредактировано Nena Trinity (Mon-08-10 18:37:26)

0


Вы здесь » Gundam 00 Innovades » Штабквартира » Военный госпиталь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC