Корабль, требовавший серьёзного ремонта после своего последнего сражения во имя идеальной эпохи, уже месяц скрывался в астероидном поле близ недостроенной колонии Лагранж 1, из них третью неделю находился в режиме жестокой экономии, задействованным постоянно был только главный энергетический контур. Батареи, заполненные на тридцать процентов своего объёма, поддерживали лишь самые жизненно необходимые команде функции по очистке и циркуляции воздуха, внешнее камуфляжное поле, средства дистанционной локации и системы связи, терминал Веда и ремонтный блок. На погружённых во мрак палубах неярко светились одни конфигурационные индикаторы, направляющие движения были обесточены, едва флагман «встал на якорь», как и зоны искусственной гравитации. Даже стандартную линейную энергию обеих уцелевших пусковых палуб Сумераги Ли Норьега отдала приказ снизить со стандартных двухсот тридцати единиц втрое, прекрасно понимая, что это приведёт к потере оперативной боеготовности, увеличив необходимое время на то, что бы перевести их в режим катапульт и разогнать до стартовых пятисот двадцати. Сохранить максимум энергии для работы ремонтного блока, было логичным решением, здесь среди космического мусора предостаточно материалов годных в переплавку, и восстановление обшивки корпуса на данный момент практически завершилось. Однако общему настроению команды оптимизма это не прибавило, -  основной проблемой корабля была нестабильная работа двигателей.
Их ремонт почти не двигался с места, сколько бы стараний не прикладывалось, Птолемео не мог достигнуть даже половины скорости полного хода, не имел возможности маневрировать, - на борту отсутствовало необходимое оборудование, и детали для охлаждения форсажной системы в «домашних условиях» изготовить не представлялось возможным. Нервозность общей обстановки заметно возросла, в таком состоянии, им оставалось полагаться практически только на радарные сенсоры и уцелевшую стрелковую установку левого борта, с ограниченным боезапасом, корабль стал критически уязвим.

Выматерившись, Йан Вашти раздражённо швырнул в стену монтажный ключ. Главный механик Птолемео хоть и слыл среди команды остряком на словцо, но такого Ф. Сейей не ожидал даже от него. Дела и впрямь обстояли хуже, чем Вашти объявил за завтраком, двигатели дышали на ладан. Единственным полностью исправным мобилсьютом был Ариос Аллелуи и подлатанная Эксия, но Земная Федерация не настолько наивны, что бы отказаться от возможности их захвата при обнаружении излучения GN-частиц двигателей у себя под носом. Сомнений в том, что они прощупывают радарами сектор L1, не было разве что у полного идиота. Секреты технологий Селестиал Бин, как бы не изменился их статус в последнем заявлении ООН, представляли очень лакомый кусок для любой из трёх ведущих коалиций планеты. Тащить Птолемео на буксире используя возможности уцелевших остатков флота Катарона, тоже было не самой незаметной операцией, непременно привлёкшей бы излишнее внимание военных.

- Ах, чтоб тебя, Тиериа! Нашёл время сдохнуть!

- Йан! – резко оборвал его Лассе, вылезая следом из отсека системы охлаждения, - Не настолько уж у нас руки из жопы растут, что ты не запустить турбины на самом малом ходу. Да и… о мертвых либо хорошо, либо ничего…

- Откуда бы они не росли, без данных бортового терминала хоть ты лбом переборку прошиби, нихера не выйдет. Не стоило мне, старому ослу, соглашаться с этим недоноском и сливать информацию о последних доработках из Харо в новую ОСь, им же запароленную. Безопасность… Имел я вашу грёбаную многоуровневую систему защиты данных!

- Э.. Папаша! Без новой операционки Ардэ мы потеряли бы Птолемео и GN-драйвы ещё 5 лет назад.

Ф. Сейей понимал расстройство Йана, у него самого на душе было вдвойне тошно. Его решительная просьба Сумераги дать ему какое-нибудь задание, не помогла, женщина лишь грустно улыбнулась и безапелляционным тоном отправила его отдыхать. Сунулся было в ремонтный блок Птолемео, - предложить помощь Аэону и Вашти, - но был послан полировать внешнее покрытие Эксии. Любое нарушение целостности этого уникального сплава привело бы к потере эффективности рассеяния GN-поля, - это было примерно том же самое, как если бы Вашти предложил Лайлу «пойти, покурить наружу».

Не отрываясь, человек может смотреть на три вещи: огонь, воду и на то, как работают другие. За неимением на флагмане ни первого ни второго, Сетсуна незаметно, пробирался на ремонтную палубу и, пристроившись на ферме второго уровня, наблюдал за семейством Вашти и Лассе, надеясь, что неожиданно им понадобится и его пара рук. Так он хоть чувствовал некую свою причастность к возвращению Птолемео к жизни.
« - Когда я действительно нужен, я совершенно бесполезен» - молодой человек стиснул пальцы в кулак, - «Смешно, первый истинный инноватор, будущее и надежда человечества… Может быть, говоря это, ты шутил, Тиериа? Не вижу я у нас будущего.»

- Сопливых спросить забыл! А… Да, к чёрту всё. Эй, Сетсуна! - пилот вздрогнул, вообще-то он полагал, что меж переборок не привлекает к себе внимания техников.
- Расчехляй Эксию, на движках Птолемео мы скорее взорвёмся, чем дотащимся до Лунной орбиты. Я поговорю с Сумераги… - Вашти покинул палубу нулевой гравитации в направлении каюты Ли Норьега.

Запустить GN-двигатели Эксии и Ариоса здесь? В ряд ли Сумераги, сколько б не выпила, это одобрит, она хоть и чокнутая, но не идиотка, - они в момент превратятся в пушечное мясо для A-LAWS. Их положение казалось Сетсуне безвыходным.
« - На что я годен на самом деле?» - он – инноватор, такой же по способностям, как Тиериа, а такой же ли? За два месяца он даже шага не сделал к бортовому терминалу Веда, опасаясь, что при попытке им воспользоваться по неопытности выдаст объединённым силам Федерации, или инновэдо, или ещё кому-то их место дислокации. Со своим 4-м уровнем доступа в Веде пользоваться ею не решалась даже Сумераги, рискнул бы Тиериа? Пожалуй, да, впрочем, будь он жив, и риска бы не было. Общаться с Веда он единственный мог на уровне, недоступном никому на Птолемео, его аналитические выводы никогда не расходились с мнением Веда. Вся необходимая им информация, коды и ресурсы перед нм были как на ладони, пусть он и утверждал, что как для гандаммейстера, хоть он и инновэдо, его доступ так же далеко не полный.

« - Тиериа», - в памяти отпечатались его распахнутые в вакуум золотыми переливами мерцающие глаза.
« - Теперь я могу позаботиться о тебе, о всех вас…»
« - Марина…», - память Сетсуны вернула момент, когда потерявший управление мобилсьют террористов врезается в транспортный челнок дипломатической миссии Земной Федерации, и яркая вспышка слепит его глаза.
« - Я верю, ты можешь жить, не только лишь сражаясь»
« - Ты изменишься, ведь я уже не могу», - отголоском в сознании звучали слова Нэйла.
« - А что ещё я могу?» - палуба ремонтного отсека прояснилась сквозь туман воспоминаний.
« - Жить будущим, которое ты можешь изменить, не просто так Эолия Шенберг доверил нам Гандамы…» - столь редкая, но невероятно милая совершенно человеческая улыбка на губах Тиерии, Сетсуне не верилось в его смерть, как прежде он поначалу не желал осознать смерть Нэйла Дилэнди. Но если Локон Стратос ушёл безвозвратно, то Ардэ… Его личность сохранена в Веде.
« - Я могу попытаться найти тебя в ней… Это могло бы принести пользу всем.»

Эта часть палубы Птолемео и в лучшие времена энергообеспечения не освещалась так интенсивно как другие, - теперь же и вовсе тонула во тьме, лишь тонкие неяркие полоски светло-голубой пунктирной линией тянулись по полу коридора. Примерно в его середине поворот направо к терминалу Веда. Пальцы Сетсуны на мгновение замерли прежде, чем коснувшись кодового сенсора набрать необходимый шифр. С момента «дружественного» визита Тринити Ардэ стал запирать эту дверь, даже после того, как лишился возможности соединения с Веда, пароль не снял. На корабле продолжали пользоваться прежним интерфейсным общением нею, хоть Веда и была возвращена Селестиал Бин после его… У Ф. Сейей до сих пор язык не поворачивался произнести «после его смерти».
Что бы Ардэ не говорил о многогранности существования, о том, что для воплощения плана Шенберг, ему совершенно не обязательно иметь физическое тело, для людей произошедшее с ним воспринималось как смерть. Сетсуна замечал, команда корабля и пилоты мобилсьютов ощущали пустоту и тосковали по его придиркам и занудству.
Дверь отсека скользнула в сторону, в глубине открывшегося взгляду помещения часть пола, разделившись на две половины, открыла круглой формы проём. Веда не издавала ни звука, в непривычной тишине темноту нарушали лишь двигающиеся по стене и потолку золотисто-алые блики.

« - У полосы на полу начинается зона нулевой гравитации, не опасайся, Веда сохраняет этот режим постоянно, вне зависимости от обеспечения Птолемео энергией. Тебе не составит труда спуститься вниз. Чтобы первая синхронизация прошла мягче, доверяй своим инстинктам, в этом нет ничего cложного».
Легко сказать, а там двенадцатиметровая яма, и инстинкты Сетсуны говорили, что если не шею, то ноги себе он запросто переломает.
« - Этот терминал не имеет определённого приоритета настроек или других ограничений, всё управление подчиняется твоим мыслям».
- Ты там? – незаметно для самого себя вслух задал вопрос Ф. Сейей, оттолкнувшись от стены, он заставил свой инстинкт заткнуться и нырнул в Веду.

----->